RSS
 

Кому интересны интересы ребенка. Или что защищает суд?

15 Ноя

Кому в суде интересны интересы наших детей?

15 ноября. 15-45. Возвращаюсь из Ч. районного суда Москвы. Клиенты обратились ко мне меньше, чем за неделю до судебного заседания по их делу.  Они – истцы по делу о лишении родительских прав биологического отца семилетнего ребенка (и о взыскании с него алиментов – заодно).

Заседание, с которого я возвращаюсь формально уже третье по счету. А по существу – первое. При том, что иск был подан еще 29 июля.  Что там было с первым заседанием, я толком не выяснял, а во втором, сентябрьском ответчик вдруг заявил встречный иск об определении порядка «пользования» ребенком. Якобы, мать ребенка и ее родственники чинят ему препятствия в общении с «кровиночкой».

Как следовало из пояснений клиентки (назовем ее Натальей, а ее супруга – Иваном),  папик семилетнего Владика не объявлялся уже больше четырех лет. После расставания несколько месяцев слал почтой какие-то символические суммы да один раз (четыре года назад) приехал с машинкой на трехлетний юбилей сына. Все.

В принципе, Наталью такое положение дел больше удовлетворяло, чем если бы папик продолжал своими нерегулярными появлениями периодически напоминать ребенку  (да и ей самой) ужасы давнего совместного проживания. Нерегулярными, т.к. и в годы совместной-то жизни отца ребенок больше раздражал, чем привлекал к себе. А тут, когда у него явно появилась свобода от сопливо-хныкающих обязанностей, о потом и другая семья со своими новыми не аналогично раздражающими факторами… Словом, ожидать от этого человека внезапных проявлений родительских чувств Наталье не приходилось. Поэтому, когда спустя примерно полтора года после расставания с ответчиком, она соединила свою судьбу и судьбу четырехлетнего Владика с Иваном, все были только счастливы, что ни им, ни их ребенку более никто не треплет нервы. Через какое-то время, когда стало ясно, что биологический отец напрочь забыл о существовании сына и, не собирается напоминать о себе даже раз в месяц посредством почтовых квитанций на символическую сумму, Наталья и Иван захотели оформить фактические родительские отношения Ивана и Владика. Своим отцом мальчик к тому времени уже давно считал Ивана и не помышлял об ином.

Здесь я вынужден упомянуть об одном неприятном для меня моменте, опосредованно связанном с моей профессией. Точнее, с моими предприимчивыми московскими коллегами, к которым весной этого года обратилась Наталья по своему вопросу. Пришла, значит, она в Ч. районный суд навести справки, как можно ее супругу усыновить ее сына при живом, но забывшем его отце. Добрый охранник суда, узнав о причине прихода женщины в этот «храм правосудия», мгновенно вызвонил кого-то из моих коллег. Без промедления прибыла миловидная женщина, попросившая за составление и подачу иска в суд 8000рублей. Получив деньги и данные сторон, «приступила к работе» – через полмесяца попросила добавить 2 тысячи «для своего человека в суде», якобы, чтобы дело пошло без запинок. Получив нужную сумму, дама пропала еще на месяц… В конце-концов, иск в суд попал. Правда было это уже ближе к концу лета.

Короче, дело начинал и готовил другой адвокат и в таких случаях я обычно интересуюсь, в чем, собственно, проблема…

Вопросы к Наталье, почему она решила не прибегать к помощи этой доброй женщины-адвоката были излишними даже после такого вступления. Но когда Наталья передала мне «пакет документов»,  подготовленный моей предшественницей. Такие вопросы было задавать просто бестактно. Если честно, я много повидал, но такое кидалово за десять тысяч – большая редкость… Пакет документов представлял из себя два с половиной листа рукописного текста, озаглавленного «исковое заявление», не содержащего ни одного фактического основания для лишения родительских прав. Дата рождения ребенка, дата фактического прекращения совместного проживания, декларация о том, что ответчик не исполняет своих обязанностей и ссылки на 2 статьи Семейного кодекса. Все! После этого с чистой совестью у суда требовалось лишить ответчика родительских прав и взыскать алименты. В качестве приложенных доказательств – копия свидетельств о рождении ребенка и о заключении истицей брака с Иваном…

Вобщем, подготовить полноценное исковое заявление (по истечении трех месяцев после возбуждения дела судом) я взял обязанность на себя.  А заодно, и возражения по встречному иску папика, поскольку последнее судебное заседание, после которого Наталья обратилась ко мне, было посвящено как раз принятию встречного иска об определении порядка общения с ребенком. Ответчик заявлял, что все эти долгих четыре года от него прятали его ребенка, не давали с ним видеться. А все это время он страстно желал с ним гулять, отводить его в сад-школу-поликлинику и, соответственно, забирать оттуда домой. И вот теперь он вынужден обратиться за защитой своих попранных отцовских прав в суд.

Продолжение следует…кликнуть для перехода

Подписаться на новые записи!

 

С этой записью также читают:


Обсуждение закрыто.

 
48 запросов. 0.310 секунд.