RSS
 

Присяжные – не быдло! Забайкальский эпизод.Часть 1.

11 Дек

Часть 1. На распутье…

Двухнедельная гонка закончилась! Наконец, можно вспомнить как это происходило, т.к. описывать события в режиме реального времени не было ни малейшей возможности.

Прямо скажем, никто не мог себе представить, что ЭТО дело будет рассмотрено Забайкальским краевым судом всего за 2 недели. Да еще с участием присяжных заседателей. Такое громкое и непростое дело. Как никак, заказное убийство. К тому ж, не абы кого… Убит крупный  забайкальский предприниматель Ярослав Топорков, фактически державший монополию на перегруз львиной доли всех китайских товаров из китайских в российские ж/д вагоны (из-за разной ширины колеи, движение составов из КНР по РЖД невозможно и весь перегруз осуществляется в Забайкальске) http://zab.tv/news/obshchestvo/chitinskikh-killerov-priznali-vinovnymi-v-ubiystve-biznesmena-/

Понятно, что монополию на такой сверхприбыльный бизнес получить и удерживать без «крыши» со стороны силовиков в нашем отечестве невозможно. Отсюда и основной фигурант и заказчик убийства – высокопоставленный полицейский из УСБ МВД РФ, курировавший значительную часть Забайкальского УМВД на ж/д транспорте – Денис Гантимуров, к слову, уже успевший получить за это убийство 10 лет л/св. в «упрощенном и ускоренном порядке», вместе с местным криминальным авторитетом… Так что в нашем деле и Гантимуров и его подельник Гнездилов выступали уже как свидетели.

Итак, на скамье подсудимых – 4 человека, 3 из которых – под стражей, а один – Чистяков – типичный «пассажир», идущий за компанию – по символическому обвинению в незаконном хранении того самого ствола, который потом без его ведома использовали по назначению.

Ко мне дело попало, когда предварительное следствие уже было окончено и даже двое организаторов убийства уже были осуждены, т.к. заключили с обвинением соглашение, обязуясь изобличить остальных соучастников, включая и коллегу Гантимурова по работе в полиции – Александра Кычкина, который и должен был стать моим подзащитным.

Первый раз на распутье пришлось стоять самому Александру, ибо мое участие в деле предполагалось только в случае, если Александр готов выбрать суд присяжных. Таково было мое условие, ибо рассчитывать на справедливый приговор в обычном суде по такому обвинению у т.н. «профессионального председательствующего прокурора» было наивно. Да и адвоката на такую роль найти не так уж сложно хоть в Чите, хоть в Москве. Даже вполне себе толкового и порядочного. К счастью (в первую очередь для самого Александра), решение было принято единственно верное и достаточно быстро.

А вот второй раз – принятия решения все, включая самого Александра, его жену и Владимира – второго адвоката, ждали уже от меня. И принимать его, а точнее, менять на 180град., пришлось в таком же пожарном порядке, как и все основные события, происходившие в эти две сумасшедшие недели.

Речь шла о показаниях Александра. Точнее, о его позиции по вопросу – давать какие-либо показания или «тупо» закрыться статьей 51 Конституции… Честно говоря, с самого первого и поверхностного знакомства с ситуацией, у меня не было никаких сомнений, что рассчитывать на благоприятный исход дела можно только акцентируя внимание присяжных на «кривизну» версии обвинения о мотивах Саши. Но когда я почитал дело и, особенно, расшифровки ПТП (прослушки телефонных переговоров) Александра с уже осужденными фигурантами, у меня отпали все сомнения. А тут еще и проблемы с памятью самого подзащитного. Он с детской непосредственностью и улыбкой на лице, на все мои вопросы-попытки подготовить правдивые и, главное, правдоподобные пояснения наиболее «красноречивых» и сомнительных фраз из его бесед с Гантимуровым – говорил, что он не может вспомнить, почему он так сказал и что это могло значить на самом деле, а не в интерпретации следствия. Конечно, в такой ситуации, я был вынужден полагаться на здравый смысл и силу логического мышления присяжных больше, чем на эмоционально-психологическое впечатление от показаний Александра, которому придется объяснять, почему «заказать ремонт» – это не «заказать убийство», «хорошие мастера и плиточники» – это не наемные киллеры, а «запчасти», дата прихода которых из Китая обсуждалась – это не сам потерпевший, который действительно накануне убийства вернулся из КНР. При том, что было достоверно установлено, что автозапчастями никто из них не занимался и не интересовался.

Вобщем, были все основания опасаться, что любые его показания в такой ситуации будут восприняты присяжными в стиле объяснений происхождения отпечатков пальцев Штирлица не чемодане с рацией. А тут еще полный цейтнот, в который сторона защиты была поставлена судьей, фактически лишившей нас возможности полноценно подготовиться не только к допросу Александра, но и к делу вообще. Заседания назначались каждый день с самого раннего утра и заканчивались к вечеру, когда попасть в СИЗО для анализа с подзащитным доказательств и ситуации, возникавших в течение дня – было уже невозможно. А тут еще сильнейшее воспаление нервных окончаний на ноге, изводившее тупой ноющей болью днем и, практически, лишившее ночного сна. Лекарство же можно было оперативно купить только в Москве – это два дня перерыва, которого нам никто никогда не даст… Из этих предпосылок мы и строили всю линию защиты – мы не обязаны доказывать свою невиновность! Вот только смутные сомнения в правильности принятого решения меня не оставляли.

Продолжение следует…

Подписаться на новые записи!

 

С этой записью также читают:


Обсуждение закрыто.

 
47 запросов. 0.475 секунд.